Психоанализ биржевой игры

Элина Потемкина​

А ТЫ АЗАРТЕН, ПАРАМОША, или несколько слов о мотивации игры на бирже.

Помните героя романа М.Булгакова «Бег» Парамона Ильича Корзухина, личность во всех отношениях омерзительную: мало того, что душу продал «желтому дьяволу», так еще и от жены отрекся! Помните знаменитую сцену карточной игры? Явившийся в гости к Корзухину без штанов «женераль Чарнота» оставляет «без штанов» самого хозяина. Корзухин же мучительно тяжело расстается с проигранными деньгами, готовый, впрочем, на любую подлость, чтобы их вернуть.

В отличие от мерзавца Корзухина, его прототип – Владимир Пименович Крымов – близких людей на верную погибель не бросал, деньгами не сорил и, по свидетельству современников, покинул Россию задолго до описанных в романе «Бег» событий, «как только рябчики в ресторанах стали стоить вместо сорока копеек шестьдесят». Именно Крымов, а не одержимый страстями, азартный Парамоша являет собой, на мой взгляд, тип успешного биржевого игрока, хотя мне и неизвестно, занимался ли он биржевой торговлей в реальности. Однако, человек, сумевший сделать верный прогноз о гибели казавшейся незыблемой империи на основании изменения цены на рябчиков, несомненно, был бы успешен в этой сфере деятельности.

Торговля на бирже мало чем отличается от любой другой торговли: есть спрос, есть предложение. В результате формируется цена – договоренность участников рынка, продавцов и покупателей, о стоимости товара. При этом абсолютно не имеет значения, что именно вы продаете или покупаете – фунт стерлингов или фунт изюма! Цена далеко не постоянна: то продавцы станут активнее, то покупатели. Именно это и нужно трейдеру – биржевому игроку (спекулянту), так как его хлеб – предсказать движение цены. Он заключает пари с брокером (банком), рискуя определенной суммой со своего счета. Если трейдер ошибся в своих прогнозах, он теряет указанную сумму, если оказался прав – увеличивает свой счет на сумму в три, четыре или даже десять раз большую. В последние годы торговля осуществляется, в основном, через Интернет путем простого нажатия на клавишу. Вы можете торговать и в дилинговом зале, и из дома, и вообще из любой точки планеты, где есть доступ к сети.

Известно, что в России не любят богатых людей. Мы, конечно, с уважением вспоминаем благотворительность Третьяковых, Демидовых, Мамонтовых, но все же «делание денег» у нас не в почете. Нашему сердцу как-то ближе лежащий на печи бездельник Емеля! В русских сказках деньги у героя появляются в результате везения: кто-то поймал щуку, кто-то жар-птицу. Потом это пойманное счастье необходимо срочно отпустить, после чего деньги приходят сами собой, без всяких усилий! Причем деньги эти, как правило, не считают. «Мешок золота» или «полцарства» - это сколько? Неудивительно, что сложная, требующая затрат энергии и времени, но приносящая денежный доход биржевая деятельность воспринимается массовым сознанием как аналог казино! Поэтому Емеля и не собирается вставать с печи и делать что-либо, а уж тем более – деньги! Блаженство придет само собой, главное – сохранить верность симбиозу с печкой и являющейся ее непосредственным и символическим продолжением матушкой, потчующей своей стряпней великовозрастного бездельника. Вот оно счастье русских сказок – блаженный симбиоз!

Трудно, однако, найти и психоаналитические работы, где давалась бы положительная оценка «делания» денег или их накопления. Так, З.Фрейд писал о легендарном царе Мидасе, которого одержимость деньгами привела к полной личностной изоляции. Карла Юнга Фрейд считал типичным швейцарцем, одержимым страстью наживы, и указывал ему на имевший место «комплекс стяжательства». Реакции на деньги и собственность, по Фрейду, происходят от самых первых ощущений ребенка – сосания материнской груди и дефекации. В первом случае, недокормленность в младенчестве приводила к алчности и стяжательству в зрелости, когда не важно, набивается рот или карман. Во втором случае, благодаря сублимации и реактивному образованию, развивается анально-удерживающий тип личности, приводящий к запорам и денежному накопительству. Ш.Ференци писал о пациенте, глотавшем монеты, чтобы их очистить, а К.Абрахам – о пациенте с туалетным терпением, считавшем своей обязанностью получить от пищевых инвестиций в свой организм как можно больше прибыли. Борнеман в своем словаре «Секс в народной мудрости» приводит примеры немецких и английских выражений, где туалет именуется «биржей» или «банком», туалетная бумага – «векселем», а игроки на бирже – «засранцами». 

Не лучшим является объяснение вовлеченности в биржевую игру как навязчивой мастурбации, что отмечал еще З.Фрейд, когда писал об азартных играх. Справедливости ради следует заметить, что если понаблюдать за трейдерами, занимающимися так называемым скальпированием, то есть совершающих множество сделок и отправляющих запрос дилеру чуть ли не каждую минуту, то трудно не увлечься фрейдовской аналогией. Уж очень самозабвенно они теребят «мышки» своих Пи Си! А.Элдер, бывший советский человек и судовой врач, ставший в США сначала психоаналитиком, а потом биржевым игроком, полагает, что трейдеров, испытывающих непреодолимое желание делать ставки, следует лечить, как алкоголиков.

Еще одним скрытым мотивом игры на бирже можно считать самодеструктивность. Наша цивилизация построена на сдерживании агрессии к другим людям, в результате чего мы направляем ее на самый доступный объект – самих себя. Общество выработало механизмы защиты от крайнего самовредительства: с потенциальным самоубийцей работают врачи, психологи, служба МЧС, наконец. Зато на бирже – полное раздолье для решивших самоустраниться, причем не только в переносном, но и в прямом смысле!

А есть ли, в конце-концов, положительная мотивация делания денег? Вопреки мнению З.Фрейда, уже упоминавшегося выше, и Р.Гринсона, видевшего в игроке-невротике младенца, обретающего при выигрыше вожделенную материнскую грудь, некоторые из известных мне трейдеров не производят впечатление страдающих от зависимостей – оральной, анальной, мастурбационной или самодеструктивной. Наоборот, биржа воспринимается ими как орудие обретения независимости, ибо деньги в их понимании не «презренный металл», не «испражнения дьявола», как сказано в Библии, а «отчеканенная свобода». Зрелый трейдер не страдает от симбиотической зависимости, он обрел свою автономию и готов к встрече один на один с рынком. Наверное, можно говорить о сформированности у него центра личностной инициативы – самости, как описывал ее Х.Кохут – позволяющей быть независимым от рыночной толпы, способным принимать самостоятельные решения и нести за них ответственность. Это человек, способный восстанавливаться после тяжелейших неудач, преодолевать страх и панику, чья самооценка достаточно высока. 

Среди успешных трейдеров много необычных личностей, а некоторые даже очень эксцентричны. Они зачастую плохо вписываются в общество, впрочем, деньги избавляют их от досадной необходимости это делать. Можно сказать, что они нашли финансовое решение конфликта индивидуальности и общества. Как говорят в Америке, они шагают под бой собственного барабанщика. Зачастую чудаковатые в повседневной жизни, эти люди обнаруживают гораздо больше психического здоровья, чем биржевая толпа. Вероятно, при развитом селф, их эго, напротив, не всегда в полной мере решает проблемы адаптации, особенно если понимать адаптацию как вписывание в рамки, заданные обществом. Трейдинг дает каждому человеку возможность освободиться от рабской привычки «заработал – потратил». В обществе, рекламирующем средства повышения самооценки, человек с высокой самооценкой нежелателен как покупатель: зачем ему покупать то, что у него и так есть? Очень немногие способны вырваться из «беличьего колеса» и начать независимую работу на себя. Неудивительно, что многие выбирают не свободу, а надежную клетку в корпоративной структуре – «модель Емели», где имеет место слияние в блаженстве младенческого симбиоза (во всяком случае – до поры, до времени).

Ни алчности, ни стяжательства, ни страсти к наживе не наблюдаем мы в поведении зрелого трейдера, а только редкое сочетание уверенности в себе и осторожности, дисциплину и самоконтроль. Никакого непреодолимого желания делать ставки! Подобно картежнику-профессионалу, который по большей части пасует, трейдер регулярно отслеживает ситуацию на рынке, однако далеко не всегда включается в игру. А.Элдер пишет о своем знакомом, сделавшем состояние на двух «бычьих» трендах (игра на повышение), каждый из которых он отслеживал по нескольку лет. Он готов был подолгу «сидеть в засаде», ожидая подъема рынка, а тем временем занимался семьей, растил детей, коллекционировал китайские вазы и много играл в гольф. Этот и другие примеры из жизни успешный трейдеров позволяют увидеть в их деятельности не примитивные зависимости невротика, а удовольствия от любви, работы и развлечений зрелого человека.

P.S. Как знать, что сталось с булгаковским Парамошей? Выжил ли он – в реальности и финансово? Был ли уничтожен своими примитивными страстями? Его реальный прототип, отследив минимальные колебания цены на рябчиков, сделал верные прогнозы, а затем и инвестиции в недвижимость от Парижа до Гонолулу. Он много путешествовал, писал приключенческие романы и детективы, занимался благотворительностью, финансово поддерживая русских эмигрантов, и прожил счастливо более 90 лет.

Литература:

1. М.Даглас «Дисциплинированный трейдер». М., 2004.

2. Д.Кохен «Психология фондового рынка». М., 2004.

3. А.Орлов «Записки биржевого спекулянта». М., 2005.

4. Б.Соколов «Энциклопедия булгаковская». М., 1996.

5. В.Таран «Играть на бирже просто?!» М., 2005.

6. А.Элдер «Трейдинг с доктором Элдером». М., 2003.

7. А.Элдер «Как играть и выигрывать на бирже». М., 2004.

В докладе Э.Н.Потемкиной «Психоанализ биржевой игры» помимо вопросов бессознательной мотивации деятельности трейдера будут рассмотрены вопросы индивидуальной психологии трейдера, психологии биржевой толпы, а также особенности психоаналитического коучинга в сфере биржевой торговли.